Газета «День за Днем», 20 мая 2011 года

Нейроны и красота

«Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?
Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать -
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти все мимо, мимо…
Так, век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства».

Н. Гумилев

Весна – прекрасное время возвращения в нашу жизнь тепла, света, ярких цветов и запахов пробуждающейся природы. Долгой зимой иногда кажется, что так будет всегда – голые скрюченные деревья, камни, заснеженные равнины. Весной с прилетом грачей наступает как бы пробуждение от сна, радостное, полное свежих сил для новой жизни. А когда появляется нежная свежая листва на деревьях, слышится весеннее пение птиц, мы снова сознаем себя частицей этого чудесного мира красоты. На самом деле красота не покидает наш мир, только мы иногда утрачиваем способность замечать ее. Наше сознание всегда хранит красоту в глубине головного мозга благодаря особым нейронам. Надо только найти код, чтобы вновь получить доступ к красоте.

В поисках утраченной красоты.

Почему то или иное явление природы, произведение искусства, музыки кажутся нам прекрасными? Это с трудом поддается рациональному объяснению. Здесь присутствует тайна, познаваемая только интуитивно, «шестым чувством», по выражению Гумилева. Красота – это прежде всего переживаемая нами эмоция, которая ускользает от нас, когда мы пытаемся объяснить ее словами. Однако «познать алгеброй гармонию» возможно, если взглянуть на предмет исследования с позиций нейроэстетики – новой научной дисциплины, объединившей методы исследования двух наук – гуманитарной и естественной - эстетики и нейрофизиологии.

Что такое красота с точки зрения нейроэстетики? Почему искусство волнует нас? Из чего состоит эстетический опыт? Как происходит диалог между творцом и зрителем? Cегодня у нейробиологов есть возможность пролить новый свет на эти вопросы.

Когда человек выражает себя в художественном творчестве, он создает материальные предметы, наделяя их новым, не существовавшим до этого в мире значением. Это значение возникает в ходе деятельности художника по раскладыванию красок на холсте, обработке куска мрамора при создании скульптуры, по складыванию стихотворных строк и т.п. Стремясь точно выразить возникающие в сознании смыслы, художник преодолевает сопротивление материала, и его творческая энергия обретает материальное воплощение. Именно эта энергия преодоления, вложенная творцом в произведение искусства, переживает столетия. «Сикстинская Мадонна» Рафаэля и Давид Микеланджело Буонарроти – бессмертные образы совершенной красоты человека - до сих пор потрясают до глубины души. Воплотившись, произведение искусства требует зрителя. Нужна откликающаяся на его смыслы душа, только тогда оно живо.

Согласно положениям нейроэстетики, произведения искусства и литературы черпают существенную часть своих эстетических смыслов в эмоционально-чувственном опыте наблюдателя, который они воскрешают в его памяти. Мы откликаемся на настроение музыкальных произведений, разделяем чувства героев книг, кинофильмов потому, что художественное произведение затрагивает глубинные пласты когда-то пережитых нами эмоций. Сопереживая герою, чей опыт он не испытывал, читатель расширяет свою палитру чувств и переживаний. «В чутком читателе, зрителе рождается то же событие»,- пишет философ О.Седакова. Отражаясь в индивидуальном эмоциональном опыте каждого, художественное произведение наполняется бесконечным множеством смыслов и ассоциаций.

Внутренняя жизнь предмета искусства, эстетически созерцаемого нами, вложена в этот предмет путем вчувствования; иначе говоря, она есть наша собственная душевная жизнь, отделившаяся в этот момент от нашего Я и спроецированная на внешний предмет. Так же красота природы существует не в самой природе, а в сознании человека: чувственный образ предмета состоит из субъективных ощущений наблюдателя, из спроецированных вовне душевных состояний.

«Мы ловим отблеск вечной красоты;
Нам вестью лес о ней шумит отрадной,
О ней поток гремит струёю хладной,
И говорят, качаяся, цветы.
И любим мы любовью раздроблённой,
И тихий шёпот вербы над ручьём,
И милой девы взор, на нас склоненный,
И звёздный блеск, и все красы вселенной,
И ничего мы вместе не сольём».

А.К.Толстой

Такой синтетический научный подход позволяет приблизиться к пониманию процессов создания и восприятия художественного произведения, показывает, как произведения искусства выражают систему соотношений, закрепленную нашей телесной природой. Эти соотношения между образом предмета и закрепленными в памяти ассоциациями культурного и эмоционального опыта реализуются с помощью зеркальных нейронов головного мозга.

И философы, и нейробиологи определяют прекрасное как нечто соразмерное, как естественную целостность, единый, слитый образ, источник возвышенного «бескорыстного наслаждения» (по Канту). В прекрасном должно присутствовать определенное соотношение хаоса и порядка, традиционности и новизны. Люди понимают мир не «с нуля», но лишь как отклонение от «уже принятого». Как показывают современные исследования зеркальных нейронов, это «уже принятое» есть та основа, на которую опирается индивид в своём собственном познании и действии, не его индивидуальное «я», а интерсубъективная связь с другими людьми. Это «уже принятое» вкладывает в нас социум, в том числе с помощью зеркальных нейронов. Согласно нейроэстетике, красота есть отклонение от «уже принятого», нарушение зафиксированной в подсознании нормы, неожиданность, радостное открытие. «Мир преображается и возвращается к Божественному началу, когда душа приобщается к подлинной красоте» (Плотин).

В каком-то смысле систему зеркальных нейронов человеческого мозга можно назвать «органом для шестого чувства», того, которое делает возможным существование человеческой культуры – чувства прекрасного.

Почему я ощущаю то, что ты ощущаешь?

«Друг друга отражают зеркала...»

Г.Иванов

«...Видя детские слезы, нянечка заплачет и сама, и подсядет, и обнимет, и не спросит, и поймет сердцем, как понимает зверь – зверя, старик – дитя, бессловесная тварь – своего собрата».

Т. Толстая

Зеркальные нейроны обнаружили в 1990-х годах, когда группа итальянских нейробиологов из Пармы под руководством Витторио Галлезе исследовала мозговые процессы у макак и наткнулась на интересную группу клеток на участке коры головного мозга, который отвечает за моторику. Нейроны этого участка активизировались не только, когда обезьяна выполняла действия сама, но и когда те же движения выполнял экспериментатор, а обезьяна за ним наблюдала. Причем реакция нервных клеток в первом и во втором случае была идентичной, поэтому ученые и назвали их зеркальными.

Позднее подтвердилось, что зеркальные нейроны есть и у человека. Например, люди непроизвольно напрягаются, наблюдая падение прохожего, или щурятся, когда кто-то пытается вдеть нитку в иголку. Вы никогда не задумывались, почему при виде зевающего человека мы сами начинаем зевать? Или, например, заметив, как кто-нибудь чешется, мы тоже испытываем желание почесаться? В основе подражания лежит влечение к такому же акту. Таким образом, в чужой мимике я воспринимаю самого себя как собирающегося произвести ее..

Тот же эффект наблюдается и на уровне ощущений, эмоций, состояний (стоит только вспомнить, что когда в холодную погоду видишь легко одетого человека, и самого пробирает мороз – "одень детей, мне на них смотреть холодно!"). Как считают ученые, феномен зеркальных нейронов объясняет процесс бессознательного обучения, имитации, психологию толпы. Эти необычные клетки человеческого мозга ответственны за понимание нами чувств и намерений других людей. Фактически зеркальные нейроны внедряют нас в разум другого человека. Более того, только способность проникать в чужое сознание делает человека социально адаптируемым.

Здоровый человек внутренне бессознательно воссоздает действия, ощущения и эмоции окружающих его людей так, как будто он проживает их сам. Благодаря работе зеркальных нейронов такое восприятие осуществляется быстро и естественно посредством чувства, а не размышления. Именно поэтому люди способны проявлять такое необходимое в общении свойство, как способность к сопереживанию, к соучастию, к интуитивному пониманию без слов, которое является основой человеческих отношений. Но если процесс работы зеркальных нейронов поврежден, индивид теряет способность сочувствовать. Специалисты склоняются к мнению, что именно по этой причине и возникает такое расстройство психики, как аутизм. У людей, страдающих этим заболеванием, по всей видимости, имеются нарушения зеркальных нейронов, поэтому они не могут моделировать умственные процессы других. При таком состоянии психики человек лишен возможности идентифицировать себя с другими, он ориентирован на мир собственных переживаний, отделенный от людей стеной отчуждения.

Мы с тобой одной крови, ты и я!

«Нет человека, что был бы сам по себе, как остров; каждый живущий – часть континента... Я един со всем человечеством».

Дж. Донн

С одной стороны, система зеркальных нейронов имеется у каждого индивидуума. Но в то же время она образует общее кратное (the shared manifold, термин Витторио Галлезе), своего рода фонд, в котором собраны программы всех действий и переживаний, которые принципиально возможны или мыслимы в рамках данного социального устройства. Зеркальные нейроны составляют общее социальное пространство резонанса, поскольку ощущения или действия одного индивидуума приводят других индивидуумов, непосредственно наблюдающих за этим, к такой отражающей активности их нейронных систем, как будто они сами ощущают или делают то же самое, хотя в действительности они являются только наблюдающими. Именно из этого возникает непосредственное, неосознанное чувство своего рода родства душ: «Я, в принципе, таков же, как и все другие, а другие, по сути, такие же, как я». Значение этого чувства мы начинаем понимать, только когда теряем его.

Ученые установили, что наиболее значимым стимулом, который дает нам ощущение жизненного тонуса и активирует мотивационную систему, является интерес, обращение к нам и оценка нас другими людьми. Трудно найти такого человека, которому было бы безразлично, что о нем думают другие. Это важный стимул для жизнедеятельности всего организма. Интерес к человеку, социальное одобрение, чувство принятия, понимание и сопереживание окружающих необходимы для установления психофизического равновесия. Это то, без чего человек рано или поздно заболевает психосоматическими или депрессивными расстройствами. Симптомы депрессии – это сигналы о том, что человеку не хватает внимания и любви.

Система зеркальных нейронов, вероятно, выполняет еще одну, особенно значимую функцию в развитии человека и его культуры – обеспечивает возможность консервации и передачи фонда знаний внутри одного вида и из поколения в поколение. Зеркальные нейроны - это своего рода культурная память человечества, нейробиологическая структура коллективного бессознательного. Коллективное бессознательное хранит множество первичных, изначальных образов, которые Карл Густав Юнг назвал архетипами. Они не являются воспоминаниями, скорее предрасположенностями и потенциальными возможностями. Юнг писал: «Архетипов столько, сколько типичных ситуаций в жизни. Бесконечное повторение запечатлело эти переживания в нашем психическом складе не в форме образов, наполненных содержанием, а сначала только как формы без содержания, представляющие только возможность определённого типа восприятия и действия». Причем архетипы не передаются посредством культуры, заявлял Юнг, а наследуются, т.е. передаются генетически. Таким образом, опыт отдельной личности не утрачивается, а наследуется из поколения в поколение, сохраняясь в дальних закоулках мозга.

В жизни, может быть, нет логически обнаруживаемого смысла, но есть красота. Д.Х.Джебран

Ученые исследуют связь зеркальных нейронов с уникальной способностью человека создавать и понимать метафоры. Наше сознание метафорично. Именно умение мыслить метафорически отделяет интеллект человека от искусственного интеллекта. "Ибо всегда следует постигать не слова, а то, что они обозначают" (Клемент Александрийский). Человек живет метафорами, определяя неизвестное через известное, выстраивая реальность как ряды отражений – зеркала, смотрящие друг в друга. По определению Ю.М.Лотмана, между метафорическим выражением предмета искусства и содержанием устанавливаются сложные отношения неравенства и неоднозначности, исключающие рационалистическую операцию взаимной замены в обоих направлениях. Метафорическое сознание приравнивается к творческому акту и составляет основу механизма мышления в постижении кода Красоты, которая одухотворяет и человека, и вселенную.

Чтобы активировать свои зеркальные нейроны, развить способности к эмпатии и поднять жизненный тонус, рекомендуется:

1. Смотреть и созерцать. В повседневной спешке человек теряет способность к восприятию различных аспектов окружающего мира. И в природе, и в других людях постоянно происходят изменения, которые полезно отмечать, т.к. это важные знаки того, что действительно происходит, а не придумано нами. Мы обретаем ясность бытия, тогда лучше понимаем других и себя.

2. Взаимное внимание. Активный интерес к другому человеку, желание увидеть в нем личность сближают. Равнодушие, игнорирование других ведет к агрессивности.

3. Эмоциональный резонанс. Способность чувствовать эмоции других и быть способным передать им свои эмоции. Стараться быть свободным, открытым и искренним в проявлении сочувствия.

4. Совместная работа. Целенаправленная деятельность сближает и помогает лучше узнать сильные и слабые стороны друг друга.

5. Способность понимать мотивы и намерения окружающих. Для этого необходим опыт в выполнении предыдущих четырех правил. Творческий настрой во время общения, доброжелательность, инициативность помогают в создании гармоничных отношений.

 
  Copyright © Aleksander Rjumin. All rights reserved.