Газета «День за Днем», 8 июня 2012 года

Третья точка опоры

«Не зная, кто ты есть такой
И в чем талант таится твой,
Пути не видя своего,
Ты не добьешься ничего
И в жизни смысла не найдешь,
Пока себя ты не поймешь,
Не сможешь ничего создать,
Пока не будешь твердо знать
Наперекор преградам всем,
Кто, Что, Когда, Как и Зачем».
Бенджамен Хофф

Альпинисты знают: на скале у тебя постоянно должно быть три точки опоры – нога и две руки или рука и две ноги. Это правило написано кровью тех, кто ему не следовал, – «в горах не надежен ни камень, ни лёд, ни скала». И можно распространить его на жизнь вообще: не менее трех точек опоры должно быть у каждого человека. Первая – семья, вторая – работа, третья – духовный мир.

Мост между «я» и миром

В течение жизни человек проходит через ряд психологических кризисов, которые имеют разные причины: это кризисы развития, травматические кризисы и кризисы утраты. Столкновение человека с непреодолимой преградой – утрата близкого человека, потеря работы, потеря здоровья, – порождает кризис. Это периоды серьезных душевных изменений, обостряющих напряжение, тревогу и страх. Главным в процессе преодоления кризиса является внутренняя работа по восстановлению душевного равновесия. Эта работа не может обойтись без ответа на вопросы «кто я?», «какой я?», то есть без самоидентификации, самоопределения личности, создания цельного образа самого себя.

Чтобы ответить на вопрос «кто я?», нужно задать еще один вопрос: «на кого я похож?». С раннего детства человек неосознанно сравнивает себя с другими, пытается узнать себя среди множества образов, которые окружают его. Сначала он отождествляет себя с членами своей семейной группы. Развиваясь, он начинает ощущать свою принадлежность к тем или иным социальным, национальным, политическим, религиозным, расовым и другим группам и общностям, пробует себя в разных социальных ролях. Адаптируясь к социуму, человек меняется, перенимая установки, идеи, способы поведения своего окружения. В то же время появляется возможность отличать себя от других и подтверждать свою уникальность. Таким образом, осознание себя играет роль своеобразного моста между нашим внутренним «я» и внешним миром. Чем сложнее личность, тем больше ее потребность в осознании себя и своего места в обществе.

Самоидентификация имеет разные уровни: профессиональный, семейный, национальный, религиозно-идеологический и духовный. С каждым из них связан целый комплекс осознанных и неосознанных самоощущений, который определяет поведение человека в обществе и его ценностные установки. Например, утверждая «я – бизнесмен», человек подразумевает «я – предприимчивый человек, я умею брать на себя ответственность, я стремлюсь к высокому уровню жизни, главное для меня не слово, а дело» и т.д. Различные уровни самоидентификации пересекаются, в разное время жизни тот или иной уровень выходит на первый план, аккумулируя наибольшее количество энергии.

Опора на самого себя

В книге "Исход" Моисей спросил у Бога его имя,
тот ответил: "Я есть Сущий"
( "Я есть тот, кто я есть").

Нужно понимать, что если вы осознаете себя главным образом через семейный статус (я – глава семьи), профессию (я – специалист), то вам не избежать кризисов, связанных с изменениями жизни, например, с разводом или сокращениями на производстве, невостребованностью профессии на рынке труда. Возрастающее расслоение в обществе на богатых и бедных также усиливает кризис самоидентификации, что приводит к повышению агрессивности, росту насилия в обществе. Возникает опасность выбора того варианта решения проблемы самоопределения, который может показаться наиболее легким, но является ошибочным. Известно, что война, неважно какая – с внутренним или внешним врагом, – способствует повышению стабильности самоидентификации. Ведь на войне все просто и понятно: или свой, или враг. Поэтому наиболее глубокий уровень самоидентификации, духовный, становится в наше время особенно значимым.

Этот уровень самоидентификации свободен от влияния экономических, политических, социальных сил. На этом уровне происходят процессы саморефлексии – осознания своих чувств, мыслей, поступков, создается целостная картина для ответа на вопрос «кто есть я?» – концентрируется личный духовный опыт. Если на этом уровне достаточно энергии, имеется богатый опыт личностного роста, – тревога и беспокойство человека снижаются: приходит внутреннее осознание себя через обретение нового смысла. У человека появляется наиболее надежная точка опоры, поскольку он учится полагаться на самого себя.

Конечно, успешность самоидентификации во многом зависит от общества в целом. Так, живущий в стабильном обществе человек обладает устойчивой самоидентификацией, которую дает ощущение почвы под ногами. Во времена же общественных потрясений или социальных катаклизмов, человек оказывается в ситуации, когда смысл и ценности той системы, частью которой он себя осознавал, разрушены; истины, в которые он верил, ощущаются иллюзорными; убеждения, которые он искренне исповедовал, признаются личной или коллективной ошибкой. Возникает кризис самоидентификации. Уходит вера в добро и справедливость, появляется беспомощность, потерянность, опустошенность. И человек теряет смысл жизни. Но потребность в смысле является фундаментальной человеческой потребностью, а исчезновение смысла порождает тревогу.

Адаптируйся или умри!

"Я должен жить в мире с самим собой и принимать в мире только
то, что позволяет мне продолжать жить в мире с самим собой».
М.Мамардашвили

Американский психолог А.Маслоу, исследуя потребности человека, создал многоуровневую модель человеческих потребностей, которую можно представить в виде пирамиды. На нижних уровнях пирамиды находятся базовые потребности: потребность в утолении голода, жажды, в безопасности, в привязанности и любви, в принадлежности к какой-либо социальной группе, в уважении и одобрении. На верхние уровни пирамиды помещены высшие потребности, которые, по Маслоу, возникают у человека после того, как базовые потребности удовлетворены. Это потребности познавательные (стремление к знаниям), эстетические (гармония, красота, искусство). Наивысшей человеческой потребностью Маслоу считает потребность в саморазвитии, в раскрытии внутреннего потенциала – самоактуализацию, определяя ее как духовную потребность. Духовными он называет тех людей, кто научился сонастраиваться со своей внутренней природой и реализует себя в деятельности (не «зарывает свой талант в землю»). Характерной чертой таких людей является вовлеченность в деятельность, выходящая за пределы личных интересов, выход «в нечто вовне себя» – к другим людям или высшему смыслу.

Заняв свою социальную нишу, человек живет подобно часовому механизму, воспроизводя одни и те же действия (работа, домашние хлопоты, привычные формы отдыха, привычные впечатления, мысли, чувства). Он занят делом – зарабатывает на жизнь, растит детей, поддерживает родителей или получает образование и т.д. Однако, в череде повседневных забот у одних реже, у других чаще бывают переживания, которые качественно отличаются от привычных состояний: сильное художественное впечатление, радость решения трудной задачи, чувство слияния с миром при виде прекрасного пейзажа, ощущение тайны и т.д. Такие переживания формируют опыт сопричастности чему-то большему, чем повседневность. Психологи называют их высшими переживаниями. Способность к этим переживаниям имеется у всех и является проявлением глубинного стремления человека к высшему смыслу.

Конечно, внутри прочной религиозной или политической системы можно прожить всю жизнь, пользуясь готовыми смыслами, этой системой выработанными. Однако нашим современникам очевидна относительность любой мировоззренческой системы. Мы живем в мире, где моральные и этические нормы зыбки, идеи расплывчаты, высокие идеалы утрачены. Что есть истина? К чему идти? В чем смысл жизни и есть ли он вообще? На эти вопросы нет внятных ответов. В душе подспудно нарастает тревога.

«Вроде все в порядке, а внутреннее состояние отвратительное, тоска, пустота», – недоумевает человек. А это – неосознанное ощущение утраты личного и глобального смысла жизни. Эта проблема острее ощущается в те периоды, когда жизнь человека по тем или иным причинам съезжает с наезженной колеи. Если не прорабатывать это состояние, оно может вылиться в тревожное расстройство, депрессию, психосоматические заболевания. Когда же исчерпаны ресурсы психологической адаптации к трудной ситуации, то возникает опасность совершения самоубийства.

Наверное, это проклятие нашего века, от которого каждый защищается, как может, находя разные способы, чтобы забыться. Такие расстройства поведения, как переедание, трудоголизм, а также зависимости – от компьютерной до алкогольной и наркотической, занятие экстремальными видами спорта, увлечение экзотическими религиями, – подчас являются бессознательной попыткой ухода от глубинных проблем существования.

К сожалению, только в детстве мир представляется наполненным неведомым, но чудесным смыслом, который ты вот-вот узнаешь. Со временем это чувство пропадает. Возникает разрушительное ощущение «утраты предельного интереса, утраты того смысла, что придает смысл всем смыслам» (П.Тиллих). Человек буквально «оглушен... шумом внутренней тревоги». Так проявляется экзистенциальный конфликт между ищущим смысл сознанием и бессмысленностью мира. «Я хочу преодолеть отвратительное чувство оцепенения: у людей нет лиц, у слов нет звука, ни в чем нет смысла. Я хочу разбить его, все равно как. Я хочу просто перевести дыхание, глотнуть воздуху. Но никакого воздуха нет», – так описывает Георгий Иванов состояние человека, утратившего смысл.

Как найти смысл?

«Но у человека есть также – душа! Вот она, здесь, – болит!!
Не понимает она, душа-то, для чего я ее таскаю!»
В.Шукшин «Верую».

Это тяжелое состояние, но пугаться его не нужно. Важно понимать, что этот кризис – явление естественное, это переход к новому, более глубокому пониманию себя и мира. Действительно, любой кризис – это возможность развития, как бы порог, за которым простирается неведомое, ждущее исследователя пространство.

Как же преодолеть кризис утраты смысла? Помочь тут может вера любой традиции или вне традиции, будь это вера в замысел Творца, в Абсолют или эволюционный процесс (каждый, ощущая безусловность своего внутреннего опыта, бессознательно оформляет его в близких ему образах). Человек убежден: смысл задается извне высшим началом, существует замысел о мире и месте человека в нем, человек послан в мир с уникальной таинственной целью, задача человека – понять замысел о себе и осуществить его. «В вере оживает тайный смысл жизни. Для верующего все в жизни начинает ощущаться как явление», – пишет о.А.Шмеман. Интересно, как состояние веры описывает Кл.Льюис: «Вера есть встреча, реальная встреча чего-то самого глубокого в человеке, некоего присущего ему ожидания с тем, на что это ожидание направлено».

Состояние веры требует от человека напряженных духовных усилий – здесь обретается высший смысл, определяющий все другие смыслы. Вера – активное действие, в котором присутствует момент личного выбора. Следует проявлять волю к вере. Вера обостряет самосознание и в то же время дает ощущение защищенности и любви. Внутреннее ощущение верующего: «Я чувствую, что Бог меня любит!» – вот прочная точка опоры.

Однако путь веры сложен для человека рационалистического склада ума. Помочь в таком случае может обращение к философским открытиям XX века. Да, мир иррационален, да, человеческий разум имеет пределы, и мы не можем рассчитывать на полное знание смысла, существующего вне нашего понимания. Смысл не задается извне, но у человека есть мужество принять это, а также есть способность создать свой собственный смысл и реализовать его. Как сказала Рената Литвинова: «А смысла в жизни нет. Какой придумаете, такой и будет». Так можно прийти к пониманию «скрытого смысла внутри разрушения смысла» (П.Тиллих). Человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, скорее, он должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращен вопрос. Индивид является автором своей жизни, неся ответственность за свои выборы и действия. «Пойми себя самого! Сбудься! Осуществи свои возможности!» – таков главный смыслообразующий посыл человека к самому себе. Вообще, стремление к самореализации, развитию данного от рождения потенциала – мощный импульс к обретению смысла, заложенный самой природой.

Другое противоядие от бессмысленности – творческая, альтруистическая, приносящая радость и удовлетворение деятельность. Важно лишь, чтобы она возвышала человека над самим собой, тогда придет ощущение смысла. Это достигается служением другим людям или высокой идее, а также самореализацией через творчество. Причем творчески можно реализоваться в любой сфере жизни – в профессии, воспитании детей, повседневных делах. Важно выйти за рамки монотонной рутины жизнеобеспечения. Человек, живущий творчески, открывает новые внутренние возможности.

Сосредоточиться на пустяках

«Сосредоточиться – значит зафиксировать свое состояние в середине действия.
Стать обоснованным – это знать, где я стою и за что я стою. Сосредоточенный и
обоснованный человек имеет устойчивость и чувство себя самого».
Лао Цзы

Полезным может оказаться своеобразный тайм-аут – уединенное размышление, чтение философской литературы, слушание музыки, медитация. Тем же, кто склонен «зависать» в тревожных переживаниях, стоит сосредоточиться на мелочах жизни, простых естественных радостях, пустяках.

Нужно, например, подмечать весеннее солнце, улыбки прохожих, первые цветы, теплый дождь. Словом, то, что вы любите. Вынырните на поверхность, расслабьтесь, посмотрите на мир свежим взглядом, побудьте только «здесь и сейчас». Вы почувствуете, что «смысл жизни в жизни, в ней самой». Придет облегчение – существование вновь наполнится значением, новые смыслы возникнут сами собой, прорастут из ниоткуда, ведь создавать их – природное свойство вашего сознания. И к вам вернется радость бытия!

 
  Copyright © Aleksander Rjumin. All rights reserved.